• Реклама

  • Реклама


  • Новости сайта
  • Дмитрий Медведев посетил Звенигород, где провёл совещание по подготовке к отопительному сезону


    07.10.2011 | Новости

    Основной темой обсуждения стало текущее состояние жилищно-коммунального комплекса регионов страны и его готовность к отопительному сезону.

    28 сентября 2011 года Звенигород Перед началом совещания Президент побывал в одном из звенигородских дворов, посетил несколько квартир жителей дома, а также осмотрел одну из котельных города.
    В ближайшее время глава государства совершит ещё ряд поездок по стране, в ходе которых, в частности, ознакомится с состоянием жилищно-коммунального комплекса на местах.

    Стенографический отчёт о совещании по подготовке к отопительному сезону

    Д.МЕДВЕДЕВ: Ещё раз всем привет! Я собрал всех, для того чтобы обсудить текущие проблемы жилищно-коммунального хозяйства, но, конечно, прежде всего в разрезе подготовки к новому отопительному сезону. У нас, к сожалению, очень часто начало отопительного сезона (я сейчас даже не про Московскую область говорю, а вообще в целом по стране) это что-то сродни стихийному бедствию. В 13 субъектах нашей страны он уже начался, этот отопительный сезон, наступил период, когда и в Московской области полным ходом пойдёт подключение тепла в жилые и административные здания.

    Я сейчас прошёлся по Звенигороду. Городок, конечно, симпатичный, люди приветливые. Но где-то подключено тепло, где-то вот-вот должно быть подключено. В общем, никто вроде не жалуется, потому что особенно и холода не было. Кстати, было бы интересно всё-таки понять, используются ли у нас какие-то универсальные критерии подключения тепла или же они сейчас у нас варьируются в зависимости от условий конкретной местности. Правительство пусть доложит на эту тему.

    Здесь присутствуют главы ряда муниципальных образований, руководители органов государственной власти. Для всех есть одна установка: осенне-зимний сезон – это время повышенной ответственности.

    Хочу сразу напомнить о прошлогодней ситуации, когда во многих регионах нашей страны были очень обильные снегопады, дожди, но и вы знаете о последствиях – об обрывах проводов, падении сосулек, или, как их в некоторых местах называют на свой манер, сосулей, но дела это не меняет на самом деле. Нерасчищенные улицы были, дворы, люди оставались без света, без тепла, транспорт не ходил. В общем, по сути, полноценное стихийное бедствие. Да, конечно, страна у нас большая и сложная, но, что особенно печально, то, что в тот период как раз повышалось количество травм, и даже были летальные случаи. Мы не вправе допускать повторения таких сценариев развития, должны подготовиться к любым погодным условиям. Это, в общем, очевидная вещь, но, к сожалению, далеко не всегда так происходит на практике. Уже есть некоторые срывы. Во всяком случае, мне докладывают (по стране, подчёркиваю), в некоторых районах Якутска, где, конечно, гораздо холоднее, чем здесь, отопление дали с опозданием на неделю. Надо, чтобы Дмитрий Николаевич [Козак] разобрался, мне отдельно доложил, а я потом заеду, может быть, посмотрю, как у них там дела.

    Это в любом случае безобразие, потому что в течение лета должны проводиться плановые работы. И если где-то происходит вот такой разрыв, это означает, что они либо не велись, либо велись некачественно, либо власть просто ни черта не сделала, хотя должна была это сделать.

    Мы посмотрели сейчас ситуацию в Звенигороде, как я только что сказал, проблем, надеюсь, с отоплением здесь не будет, как и, также надеюсь, в других местах Московской области. Мы посмотрели на котельные – там и более современные, и чуть менее современные, но они все реконструированы и все практически в автоматическом режиме, там посменные дежурные только.

    Конечно, так далеко не везде по стране, есть очень сложные места, где котельные работают на мазуте, на других видах топлива, которое имеет высокую стоимость и которое нужно завозить. И вот только что мы говорили с главой администрации в отношении развития альтернативной системы теплоснабжения, выработки тепловой энергии, потому что далеко не везде газ является самым лучшим видом топлива. Да, газ хорошо, его у нас достаточно много, но газ – дорогое топливо, дорогое, которое тем более может использоваться в разных назначениях. Поэтому альтернативная энергетика – это, безусловно, будущее.

    Ну и о чём мы говорили, собственно, говорили о том, чтобы, может быть, всё-таки дополнительные какие-то стимулы создать для развития такой альтернативной региональной энергетики, включая даже те самые пеллеты, о которых сейчас много говорят, и стимулирование перехода котельных на использование такого рода топлива.

    Если здесь у руководителей муниципалитетов есть какие-то собственные предложения, как это сделать лучше, что можно было бы сделать по линии государства, я просил бы вас об этом доложить.

    Что ещё важно: с помощью госкорпораций и Фонда содействия реформированию ЖКХ были отремонтированы дома, и здесь вот, в Звенигороде… Сколько Вы сказали?

    РЕПЛИКА: 75 процентов.

    Д.МЕДВЕДЕВ: 75 процентов жилого фонда. Это, конечно, здорово, но здесь сказывается близость к Москве, и, в общем, понятно, здесь эти процессы идут быстрее, чем в некоторых других местах, но в любом случае это хорошо. Я вот заходил в несколько квартир – сейчас, даже в период, когда нет отопления, при наличии нормальных рам, которые не позволяют выходить теплу и, стало быть, не отапливать все окрестности, температура нормальная. И зимой, в холодный сезон, и лучше температура, естественно, летом.

    Но существует и проблема домов, износ которых близок к критическому. Фонд ЖКХ направляет деньги на переселение из тех домов, которые получили статус аварийных, до 1 января 2010 года. У нас пока нет решения по домам, которые могут быть признаны аварийными после этого срока. Надо посоветоваться, как поступить, и я хотел бы, чтобы предложения по этой теме были Правительством сформулированы.

    Есть и тема очистных сооружений. Конечно, это тоже имеет региональный разрез и зависит от конкретной территории.

    Тема благоустройства поселений, создания комфортных условий для проживания граждан, конечно, тоже очень важна. Но, если говорить о Звенигороде, здесь всё, в общем, выглядит симпатично. Я обсуждал эту тему год назад, были даны соответствующие поручения, но в целом это вопрос, которым или занимаются, или не занимаются. И, откровенно говоря, если городские власти, власти поселения, районные администрации уделяют этому внимание, это сразу видно. Это невозможно сделать к приезду начальства, потому что это такая тема, которая имеет накопительный эффект. Здесь, соответственно, иначе выглядят дворы, меняется асфальт, строятся детские и спортивные площадки. А там, где этим не занимаются, там ничего этого нет.

    Важно, что есть финансовая поддержка Московской области, потому что это помогает задачи решать, и вот даже на площадке, которую мы смотрели, она как раз создана, я так понимаю, при помощи софинансирования. Задача регионов в этом смысле – помогать органам местного самоуправления и в финансовом плане, и организационными решениями. В любом случае проблемы ЖКХ – это наша общая задача.

    Я, по всей вероятности, в ближайшее время посмотрю подготовленность ЖКХ не только в Москве и Московской области, потому что здесь всё-таки уровень защищённости людей повыше, но и в других местах, на других территориях нашей страны. А сегодня начнём работу по этой теме. Поэтому, пожалуйста, коллеги. Включая предложения по совершенствованию деятельности органов государственной власти и подготовке, может быть, необходимых нормативных актов.

    Кто начнёт? У меня здесь нет никаких… Я вчера на самом деле эту поездку придумал и к вам приехал, поэтому она идёт без подготовки, что неплохо, потому что и народ не успели проинструктировать как следует, но народ был доброжелателен. В этом смысле власти повезло, потому что, видимо, работа до этого велась неплохая, все благодарят: «Вот, – говорят, – молодцы». Здесь в целом всё неплохо.

    Кто хотел бы?

    Пожалуйста, Борис Всеволодович.

    Б.ГРОМОВ: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые участники совещания!

    Во-первых, спасибо, что Вы в очередной раз посетили Московскую область и вторично – Звенигород, город русский по сути и по векам.

    Касаясь темы, я хочу доложить Вам, что мы ежегодно начиная с 15 марта расписываем план для всех муниципальных образований. То есть зима ещё не завершается, а мы уже планируем, что должно быть сделано по подготовке к новому отопительному сезону. Это касается всего: котельных, теплотрасс. Здесь находятся некоторые главы, они знают. Они получают от правительства области плановое задание, к какому-то сроку. Срок определён, из года в год один и тот же: к 15 сентября на 95–98 процентов всё должно быть готово. По этому году на сегодняшний день в принципе все работы проведены.

    У нас, конечно, огромное хозяйство – Московская область. У нас только одних многоквартирных жилых домов чуть меньше 55 тысяч, тысячи километров теплотрасс, котельных огромное количество, и, конечно, всё это надо приводить в порядок. Мы выделяли в этом году на подготовку более 8 миллиардов рублей по Московской области. Конечно, желательно было бы выделять больше, и по нормативам больше, но мешает то, что в тарифе, в составляющей тарифа всё-таки основная часть средств уходит на платежи компаниям. Получается, что денег на поддержание всего хозяйства значительно меньше остаётся. И денег практически нет на то, чтобы новое строить (инвесторы идут с трудом, даже здесь у нас, в Московской области, потому что всё очень дорого), и, как я уже сказал, на содержание. Но мы изыскиваем возможности, и в этом году всё-таки для подготовки выделили 8 миллиардов рублей.

    Кроме этого, отдельно хочу сказать спасибо огромное Вам и Фонду ЖКХ: мы по двум программам – по расселению и по ремонту – получили на сегодняшний день более 8 миллиардов рублей, и, в общем, это здорово, что есть такой фонд. Конечно, помогает. Например, даже Звенигороду, но не только Звенигороду.

    Кроме того, хочу доложить Вам: мы выделяем дополнительные средства, которые впрямую, может быть, не касаются ЖКХ, но так, как Вы сегодня говорили, они, естественно, касаются. Речь идёт, например, о создании дополнительных мест для отдыха наших людей, в том числе детей. Полтора миллиарда мы выделили только на детские площадки. Мы дополнительно выделили к программе «Единой России» по благоустройству дворовых территорий ещё миллиард рублей на городские округа, которые в эту программу не вошли, то есть мы расширили планы «Единой России». Должен сказать, что «Единая Россия» участвует в очень многих программах и, к нашему счастью, в таких программах, которые для нас сложны. Это в том числе жилищно-коммунальный комплекс, другие вопросы, в том числе и строительство детских садиков, а очереди везде большие. Мы, конечно, когда-то упустили этот вопрос – когда бум пошёл рождаемости, мы оказались к нему просто не готовыми. Но что касается Московской области, в прошлом году мы ввели 15 тысяч мест для детей, в этом году мы вводим ещё 15 тысяч.

    Д.МЕДВЕДЕВ: А какая очередь Борис Всеволодович, у вас?

    Б.ГРОМОВ: В Московской области – 88 тысяч. За два года мы ввели 30 тысяч новых мест, и я думаю, что за два, максимум три года мы эту проблему снимем полностью на территории Московской области.

    Ещё один вопрос, который я хотел бы поднять в своём выступлении. Московская область к зиме готова, я об этом докладываю, но нас волнует, и меня лично волнует вопрос, связанный с жилыми городками, принадлежащими Министерству обороны. Проблема как была, так и остаётся, проблема серьёзная. У нас 102 жилых городка на территории области. На сегодняшний день у них примерно 1,5 тысячи многоквартирных жилых домов, передали где-то 20 процентов. Причём передают без земли, то есть там ничего не сделаешь. Остальные дома пока не передаются по разным причинам, в том числе, наверное, и потому, что у них новые компании …

    Д.МЕДВЕДЕВ: А что значит – передают без земли? Земля-то кому принадлежит?

    Б.ГРОМОВ: А земля как была Минобороны, так она и остаётся у них.

    Д.МЕДВЕДЕВ: Что это будет значить? Тогда нужно, может быть, по этой земле решения какие-то принимать? Всё равно останется это у вас, это же невозможно себе представить, что пять лет похозяйничаете, а потом обратно Министерству обороны передадите.

    Б.ГРОМОВ: Конечно, мы об этом всегда и просили, чтобы передавали с землёй, иначе мы не можем вкладывать деньги туда: ни в дороги, ни в дома, ни во что абсолютно. Люди не могут приватизировать квартиру, там всё одно за одно цепляется, то есть проблему надо как-то решать, и чем быстрее, тем лучше.

    Д.МЕДВЕДЕВ: Квартиру-то могут приватизировать: я думаю, всё-таки, это с землёй не связано. Но то, что вы инвестиции не можете подтаскивать туда…

    Б.ГРОМОВ: А мы ничего не можем туда вводить.

    Д.МЕДВЕДЕВ: Понятно.

    Б.ГРОМОВ: В общем, проблема такая есть.

    А в остальном хочу доложить, что главы муниципальных образований у нас люди очень опытные, и команды везде в принципе хорошие, которые знают свои задачи, и, как всегда, и в этом году они подготовились хорошо.

    И один вопрос ещё хочу поднять коротко. Он напрямую не относится к жилищно-коммунальному хозяйству, но хочу доложить о том, что Ваше задание по недопущению на территории Московской области лесных и торфяных пожаров мы выполнили.

    Д.МЕДВЕДЕВ: Да, в этом смысле нечего возразить, ситуация летом была принципиально другой, все подготовились. В общем, молодцы, потому что лето было, конечно, не таким сложным, как прошлое, это тоже очевидно, но оно было достаточно тёплым, периодически просто засушливые были периоды. Это означает, что если этим заниматься, то вполне по силам победить эту проблему. Спасибо, Борис Всеволодович.

    Что я могу сказать? По поводу составляющей в тарифе, которая связана со стоимостью собственно самой энергетики. В общем, проблема известная. Она очень тяжело решается, потому что по понятным причинам энергетические компании тоже свой интерес преследуют. Но, в общем, думать об этом надо, каким образом внутреннее распределение в тарифе изменить.

    По поводу роли Фонда ЖКХ здесь коллеги ещё скажут. В целом, я считаю, это оказался удачный инструмент, позволяющий решать самые разные задачи, но самое главное – просто восстанавливать дома, причём делать это на разумных принципах, и делать достаточно быстро. Так что этот инструмент, я, во всяком случае, лично отношу к числу активно работающих и хорошо продуманных. Есть нюансы, мы его совершенствовали. Нужно думать о будущем.

    Детские сады. Я с людьми только что разговаривал, – конечно, это проблема для очень многих номер один. То, что Московская область так быстро идёт по решению это проблемы, это, конечно, внушает оптимизм. Не у всех такие возможности, как у Московской области, потому что, я думаю, такими темпами вы действительно за 2, за 2,5 года эту проблему закроете. Но есть более сложные территории, конечно, гораздо более сложные.

    Тема жилых городов и городков Министерства обороны. Эта тема большая и очень непростая. У Министерства обороны есть, наверное, и свои резоны, но в качестве, может быть, неких результатов сегодняшнего нашего разговора я бы что предложил. Конечно, когда речь идёт о передаче социальных объектов, они должны передавать их с землёй, с разумным количеством земли. Это, конечно, не должно быть так, что передаётся детский сад, например, а к нему примыкает ещё 50 гектаров. Но такого и нет на самом деле. Но передавать без земли невозможно, потому что потом невозможно получить кредиты, невозможно решить жилищные задачи. Я хочу, чтобы было подготовлено поручение Министерству обороны на эту тему, чтобы они всё-таки политику здесь изменили.

    Очень важным является вопрос роста размера платы за коммунальные услуги и соответствие этого роста предельным индексам. Я знаю, что Правительство на эту тему определённые решения принимало. Может быть, наши коллеги из муниципалитетов об этом пару слов скажут, а потом уже Дмитрий Николаевич Козак прокомментирует это.

    Пожалуйста, кто готов сказать? Пожалуйста.

    А.БАРАНОВ: Дмитрий Анатольевич, а можно сделать предложение по землям Министерства обороны?

    Д.МЕДВЕДЕВ: Сделайте, конечно. Мы же не просто так собрались.

    А.БАРАНОВ: На сегодня проблема передачи земель Министерства обороны, – в особом порядке. Муниципальные районы и городские округа в силу Земельного кодекса наделены полномочиями распоряжения землёй, на которой не разграничена собственность, за исключением Министерства обороны. И Министерство обороны сейчас, чтобы передать земли, вынуждено тратить очень большие деньги на оформление всех земельных кадастров, потом дробить их, потом муниципалитеты должны тратить средства на то, чтобы оформлять эти объекты. Предложение в чём?..

    Д.МЕДВЕДЕВ: Да, мне Сердюков об этом говорил. Кстати, та же самая ситуация с оформлением квартир в собственность. Они сначала их оформляют на себя, а потом вынуждены передавать, например, военнослужащим, дважды оформляя. Это занимает огромное количество времени, сил и средств, конечно, тоже.

    А.БАРАНОВ: Предложение конкретное: чтобы муниципальные районы в силу закона имели право распоряжения землями, на которые Министерство обороны не разграничило полномочия по военным городкам. Тогда Министерство обороны будет делать кадастровые планы только на объекты, которые непосредственно остаются у них под их объектами. Никто этого права не изымет. Контроль за этими землями усилится. Процедура упростится, а контроль усилится, потому что и военная прокуратура будет это контролировать, и наши городские прокуроры тоже будут это контролировать. И у нас сразу, Дмитрий Анатольевич, появится право на территории этих военных городков начинать развёртывать социальную программу. Мы сегодня не можем ни построить детские сады…

    Д.МЕДВЕДЕВ: Понятно, мы только что об этом говорили.

    А.БАРАНОВ: Упростить вот эту процедуру.

    Д.МЕДВЕДЕВ: Вы считаете, Министерство обороны это легко может проглотить? Каково мнение Правительства?

    Д.КОЗАК: По Министерству обороны будет длительная дискуссия на эту тему. Решение Правительством уже частично принято.

    А.БАРАНОВ: Это как предложение.

    Д.КОЗАК: Да, я понимаю.

    Там две проблемы, связанные с передачей земель и жилого фонда, объектов коммунальной инфраструктуры от Министерства обороны.

    Первое. Состояние, в котором они передаются. Как правило, они передаются в плачевном состоянии, и муниципалитеты отказываются их принимать, потому что понимают, что на них сначала упадёт огромное бремя расходов по их приведению в порядок, а потом – по содержанию.

    Второе. Даже не столько площади земельных участков, хотя такие факты есть, когда Министерство обороны с субъектами Федерации, с муниципалитетами вступают в длительные споры по поводу того, какая площадь прилегающих земельных участков должна быть передана. Большая проблема с постановкой их на кадастровый учёт. Министерству обороны для того, чтобы поставить все земли, которые подлежат передаче, на кадастровый учёт, требуется, по-моему, если мне не изменяет память, около 17 миллиардов рублей.

    Д.МЕДВЕДЕВ: Понятно. Так Вы поддерживаете эту идею, которую коллеги предлагают?

    Д.КОЗАК: Мы сейчас приняли Постановление Правительства, внесли оперативно, должны быть приняты Госдумой поправки к закону об упрощённом порядке передачи этих земель муниципальным образованиям.

    Д.МЕДВЕДЕВ: Что он предполагает, этот упрощённый порядок?

    Д.КОЗАК: Он предполагает, что эти земельные участки могут быть [переданы] без постановки на кадастровый учёт, только с указанием площади.

    Д.МЕДВЕДЕВ: Это собственно то, о чём коллеги и говорят.

    Д.КОЗАК: Да. Просто надо понимать, что бремя межевания и постановки на кадастровый учёт ляжет на муниципалитеты. Я думаю, что это лучше, чем…

    Д.МЕДВЕДЕВ: Это в любом случае лучше, потому что они, наши товарищи из муниципалитетов, чего говорят, что мы и так-то имеем свои относительно небольшие возможности, но когда речь идёт о передаче таких объектов, то вообще всего лишены, потому что и объекты ни взять, как Вы говорите, они в плохом состоянии, а если возьмёшь, то, значит, замаешься их оформлять после этого. Потому что если кто-то берёт, то он должен просчитать, какие он сможет деньги подтащить, какие инвестиции, и тогда для него это уже будет просчитанный риск, забирает он их или не забирает, какие инвестиции вкладывает, если он сможет распоряжаться впоследствии землёй и деньги под это привлекать. Когда этот документ будет работать?

    РЕПЛИКА: Он работает.

    Д.КОЗАК: Постановление Правительства уже принято, которое упрощает этот порядок. Да, он работает. Там требуются ещё поправки к закону для того, чтобы ещё дополнительно упростить. Сейчас точную дату не могу сказать, в каком состоянии это находится в Государственной Думе, но я думаю, что мы до конца октября его примем. Просто Министерству обороны Правительством тоже дано поручение соответствующее. В тех случаях, когда они не успели передать, когда возникли дискуссии, безусловно, должны утвердить по согласованию с органами исполнительной власти субъектов Федерации графики подготовки этих объектов к зиме. Пока формально это не перешло в муниципалитеты, да, ответственность за функционирование в осенне-зимний период лежит на Минобороны, они должны это всё обеспечить.

    Д.МЕДВЕДЕВ: Нужно сделать так, чтобы Министерство обороны имело все стимулы для того, чтобы передавать, потому что иначе оно так и будет сидеть, как курица с яйцами, и никуда двигаться не будет. Я помню, как мы на Дальнем Востоке об этом говорили. Там другая проблема, тем не менее всё равно они не слезают с этих мест.

    Ладно, посмотрим, как работать будет, а закон принимайте.

    Пожалуйста.

    С.КОШМАН: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, и просьба со стороны Министерства обороны, потому что раз тема уже коснулась их, это усиление контроля за своими эксплуатирующими организациями. Потому что зачастую отношение к нашим муниципальным обращениям их стороны, по меньшей мере, равнодушное. Сам капитан первого ранга, я понимаю, что такое флотское и армейское братство. Но в этом случае братства нет: получается, что мы вынуждены население всеми формами поддерживать, а с их стороны – только голый коммерческий расчёт.

    Д.МЕДВЕДЕВ: Кто у них этим занимается?

    Б.ГРОМОВ: «Славянка» занимается.

    С.КОШМАН: «Славянка», да, и акционерное общество…

    Д.КОЗАК: Это действительно общее место, к вопросу о децентрализации власти – то, о чём мы говорили, что с федерального уровня они не видят эти проблемы, нет такой мотивации повсеместно. Субъекты и муниципалитеты требуют подготовки…

    Д.МЕДВЕДЕВ: Мотивация для Министерства обороны – это наше дело.

    Д.КОЗАК: Они не могут дотянуться просто до этого.

    Д.МЕДВЕДЕВ: Они и дотянуться не могут, но на самом деле не надо считать, что они глупые люди. Зачастую эти решения не принимаются, потому что есть такой тайный замысел – когда-то этим распорядиться как-то по-другому. Я не говорю, незаконным образом, нет, вполне, может быть, законным образом, но просто куда-то пристроить это за деньги и решить какие-то задачи. У Министерства обороны много задач и трат много, это тоже понятно, и оно имеет право на реализацию части высвобождаемого имущества, в том числе недвижимого, за деньги. Но главное, чтобы это было отбалансировано с интересами людей, с теми, кто живёт на этой земле.

    Пойдём дальше, насчёт этой «Славянки» и остального – проверим.

    Пожалуйста.

    Л.СТАВИЦКИЙ: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые участники совещания!

    Буквально несколько слов, связанных с реформированием нашей структуры жилищно-коммунального хозяйства в разрезе развития территорий.

    Только что совершенно справедливо Дмитрий Анатольевич заметил, вопросы, которые имеют практически все главы, связаны с диспропорциями в тарифах. Но я хочу заметить, что это не вещь в себе, это не просто вопрос, связанный с эксплуатацией, это сегодня для нас вопрос принципиальный – развитие территорий.

    Перед вами многострадальный генеральный план города Звенигорода. Семь лет мы его разрабатывали, семь лет согласовывали, сотни подписей, экспертизы и так далее. Сегодня у нас есть закон развития города. Мы знаем, как он должен развиваться, какая его инвестиционная ёмкость, где наша перспектива. Звенигород – не дотационный город. Он – донор, перечисляет деньги в бюджеты верхних уровней, но могли бы перечислять гораздо и гораздо больше.

    А вот развитие энергетического комплекса – это сегодня для нас самая большая проблема в наших взаимоотношениях с инвесторами. Вопрос не новый, но требующий незамедлительного решения. Почему? Потому что инвестиционные средства, которые поступают в город, в виде доли города от наших взаимоотношений с инвестором вместо развития социальных объектов мы тратим на развитие инженерной инфраструктуры. А инвестиционная составляющая, которая находится в тарифах, не позволяет нам даже в минимальном объёме обеспечить решение этих проблем.

    Для нас сегодня это вопрос номер один. Основная задача – это развитие и решение всех вопросов, заключённых в 131-м законе. Муниципалитеты развиваются именно по этому закону. Все полномочия у нас есть, функции обозначены. Значит, механизмов пока не существует, механизмов рациональных. Сегодня нам приходится привлекать кредитные ресурсы, но сегодня они недешёвые. Я бы с удовольствием, любой из моих коллег, взял бы ресурсы кредитные под 2–3 процента, но таких кредитов у нас сегодня нет. Мы знаем, сколько построить котельных.

    Я докладывал два года назад, Дмитрий Анатольевич. Сегодня городу нужно от 3 до 3,5 миллиарда, чтобы полностью реформировать с учётом развития тепло- и электроэнергетическое хозяйство города и реализовать программу в объёме 40–50 миллиардов; это инвестиционная составляющая развития наших объектов социального значения, объектов коммерческих и так далее. По расчётам, после реализации этой программы бюджет города вырос бы в несколько раз, механизм возврата средств есть.

    Д.МЕДВЕДЕВ: Вы давно уже работаете, человек опытный. Вы чего предлагаете? Сейчас можно дать поручение, но только оно должно быть разумным.

    Л.СТАВИЦКИЙ: Два варианта, Дмитрий Анатольевич: всё-таки сбалансировать в тарифе соотношение между стоимостью газа и электроэнергии с инвестиционной, эксплуатационной составляющей – или создать механизм получения дешёвых кредитов на развитие теплоэнергетического комплекса муниципалитетов.

    Спасибо.

    Д.МЕДВЕДЕВ: Понятно. Спасибо.

    О.ЯКУНИН: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые участники совещания! Проблема жилищно-коммунального хозяйства является одной из самых важных проблем для населения. Все социологические опросы показывают, что, прежде всего, в тройке вопросов, беспокоящих население, два касаются ЖКХ. Первое – это стоимость услуг, и второе – это качество предоставляемых услуг.

    Д.МЕДВЕДЕВ: Я про стоимость спросил, пока никто мне ничего не сказал.

    О.ЯКУНИН: Я поэтому и попросил слово.

    У меня есть конкретные предложения или просьбы, чтобы были даны поручения в отношении того, что может привести к снижению темпов роста тарифов жилищно-коммунального хозяйства.

    Первое. Как показывает анализ, в тарифах жилищно-коммунального хозяйства, или коммунальных тарифах, заложено порядка 50 процентов, входящих в себестоимость, – это затраты на энергоносители. Получается ситуация, когда тариф, если говорить, например, про электроэнергетику, для юридических лиц является рыночным, то есть он не регулируется. Для физических лиц – регулируется, для юридических – нет. Предприятия жилищно-коммунального хозяйства как юридические лица вынуждены по рыночной цене покупать электроэнергию. Рост тарифов ежегодно для таких предприятий в некоторые годы у нас доходил до 60 процентов. В связи с этим у меня конкретное предложение: рассмотреть, первое, или возможность предоставления услуг предприятиями жилищно-коммунального хозяйства юридическим лицам, которым они предоставляют услуги, точно так же, по рыночной стоимости, или ограничить для предприятий жилищно-коммунального хозяйства рост тарифов на энергоносители – таким, какой определяется ежегодно для населения. Они же населению эту услугу продают, более чем на 80 процентов все предприятия населению продают.

    Д.МЕДВЕДЕВ: То есть ввести фиксированный тариф для предприятий ЖКХ?

    О.ЯКУНИН: Да. Получается, мы декларируем, что мы не поднимаем тарифы на электроэнергию, не более 10–15 процентов, а на самом-то деле для предприятий ЖКХ это оборачивается ростом в 40–50, потому что они в объём тех, для кого тариф регулируется, не попадают. Это первое.

    Второе. Для того чтобы снизить себестоимость и повысить качество, эта система нуждается в серьёзной модернизации, это требует серьёзнейших капиталовложений. Понятно, что на сегодняшний день, если говорить об инвестиционной составляющей тарифа, то это непосильным бременем опять ляжет на плечи населения. На сегодняшний день тот рост тарифа, который ограничивается законодательством и принятым решением, безусловно, не делает эту сферу привлекательной для серьёзных инвесторов и для банков. Те сроки окупаемости, которые могут быть при заложенных ростах тарифа, – это 15 процентов по этому году, на следующий год мы только первое полугодие будем в старых тарифах жить и там посмотрим, но тоже, наверное, нельзя же на 20–30 процентов повышать, это же люди, просто непосильно для людей.33

    Б.ГРОМОВ: 12 будет.

    О.ЯКУНИН: 12 будет, да, это же непосильно для людей.

    Это требует, на мой взгляд, принятия каких-то решений. Мне кажется, что очень хорошим было бы решение применить способ, который благодаря Вам, Дмитрий Анатольевич, мы уже испытали: это Фонд реформирования жилищно-коммунального хозяйства, который очень хорошо себя зарекомендовал. В связи с этим у меня просьба проработать вопрос о возможности какого-то участия там государства, бюджетов субъектов Российской Федерации, может быть – даже и местных бюджетов, кто себе это может позволить, в компенсации расходов инвесторам, потраченных на развитие и модернизацию системы жилищно-коммунального хозяйства. Мы создали программу модернизации, мы утвердили её. Но когда мы перешли к её реализации, то оказалось, что ни один серьёзный инвестор на дорогостоящие объекты не идёт, потому что срок окупаемости, который он может спрогнозировать – во-первых, он не может его спрогнозировать, потому что у нас тарифы каждый год, непонятно, на сколько они там будут утверждаться. И здесь вопрос опять же: необходимо определиться на три, на пять лет, определить, что каждый год будет рост ограничен такими-то процентами, чтобы инвестору стали понятны правила игры.

    С другой стороны, естественно, такой объём требует государственной помощи, потому что этот вопрос, на мой взгляд, крайне социальный.

    Вот два конкретных предложения, с которыми я хотел бы обратиться к Вам, многоуважаемый Дмитрий Анатольевич, и уважаемые участники совещания.

    И я хотел бы поднять ещё одну проблему, которая беспокоит меня как главу муниципального образования «Рузский район».

    В силу сложившихся традиций Рузский район – «подмосковная Швейцария». У нас более 60 домов отдыха, санаториев, которые располагаются на территории района. В соответствии с действующим законодательством жилищный фонд они передали нам, мы его приняли. Но большую часть инфраструктуры они оставили за собой, потому что у них остались корпуса, которые надо топить, инфраструктура дома отдыха и так далее. Создалась нормативно-правовая коллизия. Получается, что они как предприятия, которые не являются энергоснабжающими, не имеют юридических прав предоставлять услуги по теплоснабжению и другим видам энергоснабжения, водоснабжения жилым домам, которые они нам передали. С одной стороны, мы в соответствии с законом обязаны срочно там построить какие-то котельные, что для нас просто нереально. С другой стороны, мы вынуждены каждый раз идти к ним на поклон и договариваться с ними на понятийном уровне, чтобы они, закрыв глаза, в течение ещё одной зимы предоставляли тепло от своей котельной, предоставляли воду от своей водонапорной башни и на каких-то опять же понятийных основаниях собирали средства за потреблённые носители.

    У меня просьба дать поручение проработать вопрос, внести соответствующие изменения в законодательство или принять соответствующие решения, которые бы позволили в данной ситуации на законных основаниях предоставлять тепло и другие виды энергии и воду. Я говорю о жилищно-коммунальных услугах.

    Д.МЕДВЕДЕВ: Я хочу понять, Олег Александрович, Вы говорите о законных основаниях. То есть чтобы у них была возможность взыскивать с вас деньги за это или что?

    О.ЯКУНИН: Первое, предоставлять тепло.

    Д.МЕДВЕДЕВ: Допустим, да. Но и деньги за это получать с вас?

    О.ЯКУНИН: Второе, естественно, собирать за это деньги.

    Д.МЕДВЕДЕВ: Ладно, понятно. В отношении сбора денег для меня не очень понятная тема. Они сейчас не могут этого делать, Дмитрий Николаевич?

    Д.КОЗАК: Они собирают деньги по регулируемым тарифам. Вопрос в другом, что они не всегда соглашаются обеспечивать…

    Д.МЕДВЕДЕВ: Нет, здесь, как я понял, было сказано, дело не только в том, что они не всегда соглашаются (но не соглашаются – это уже вопрос отдельный), а в том, что нет правового основания для того, чтобы заключить с ними какой-то договор, по которому они бы оказывали услуги по предоставлению тепла тем домам, которые ранее ими были построены для эксплуатации этих санаториев и домов отдыха. Так что это для меня какая-то странная ситуация.

    Разберитесь в этом.

    Д.КОЗАК: Хорошо.

    Д.МЕДВЕДЕВ: Потому что если это так, то, во всяком случае, тогда нужно хотя бы дать легальную основу для того, чтобы здесь эти договоры заключались.

    Теперь в отношении двух вещей, которые здесь были упомянуты. Естественно, оба варианта можно рассмотреть. Я думаю, что Правительство это и неоднократно делало, я имею в виду по поводу того, как дальше быть с тарифом: или же фиксированный тариф вводить для предприятий ЖКХ, или же, может быть, кредитовать. Но оптимального варианта, конечно, на все случаи жизни нет.

    Сейчас на чём Правительство остановилось?

    Д.КОЗАК: То, о чём сказал Олег Александрович Якунин, очень важно на самом деле для планов Правительства. Вы знаете, совсем недавно, 22 августа, был утверждён План действий Правительства по привлечению частных инвестиций в ЖКХ. И предполагается как раз решить все эти вопросы: и увязка тарифов на жилищно-коммунальные услуги с ценами на энергоносители, установление долгосрочных тарифов для частных инвесторов и ответственность органов регулирования тарифов за изменения в середине периода, на который установлены долгосрочные индексы роста тарифов. На три года пока предполагается, а не на пять. Мы вышли пока на это решение. Ответственность, материальная ответственность перед частными инвесторами в случае, если мы пересматриваем эти тарифы в сторону снижения. Это позволит тем же инвесторам видеть долгосрочную перспективу, мы предполагаем до апреля будущего года все эти вопросы решить. И после того как будут решены вот эти институциональные, системные проблемы, которые сегодня не позволяют на самом деле реально приходить любому инвестору (мы очень ненадёжный партнёр: ни муниципалитет, ни субъект Федерации, ни федеральный центр, который участвует в этом тарифном регулировании), – после этого предполагается с 2013 года в этом Плане действий утвердить федеральную целевую программу модернизации ЖКХ, где предусмотреть средства на субсидирование процентной ставки по кредитам частным инвесторам, по кредитам, получаемым на модернизацию предприятий жилищно-коммунального хозяйства. Сначала решить системные проблемы…

    Д.МЕДВЕДЕВ: Понятно.

    Д.КОЗАК: А потом индивидуально уже решать по каждому муниципальному образованию.

    Д.МЕДВЕДЕВ: А что насчёт Фонда реформирования ЖКХ, по поводу того, о чём Олег Александрович говорил, – привлечение его к этой работе включая компенсацию расходов инвесторов?

    Д.КОЗАК: Идея кажется привлекательной, сегодня мы решаем вопросы жилищные, капитального ремонта жилых домов. Пока предполагается по 5 миллиардов в год на субсидирование процентной ставки, можно было бы таким же образом решить, чтобы эти деньги аккумулировать в Фонде, и чтобы он выдавал на тех же условиях, которые есть сегодня. Но думаю, что вряд ли целесообразно, сохранять целую структуру для того, чтобы распределить эти деньги между субъектами Российской Федерации для субсидирования ставки. Это вполне может сделать Министерство.

    Д.МЕДВЕДЕВ: Что Вы имеете в виду под «сохранять»?

    Д.КОЗАК: Сохранять как институт. В случае если мы придём к решению о том, чтобы продолжить эту систему капитального ремонта, расселения аварийного жилого фонда в тех же масштабах, в которых было в предыдущие четыре года, да, такой фонд…

    Д.МЕДВЕДЕВ: У нас когда завершается работа Фонда?

    Д.КОЗАК: 31 декабря 2012 года. Мы выделили дополнительные средства.

    Д.МЕДВЕДЕВ: Я помню, мы же изначально даже так это и планировали.

    Д.КОЗАК: Мы на год продлили уже.

    Д.МЕДВЕДЕВ: Да, на год уже продлили.

    Д.КОЗАК: Предполагалось, что в этом году [завершится].

    Д.МЕДВЕДЕВ: В этом году, да. Но это инструмент, который, в общем, всем нравится, и нужно будет всё равно собираться, принимать решение о том, что делать дальше.

    Ладно, хорошо.

    А.БАРАНОВ: Разрешите, Дмитрий Анатольевич.

    Мы пуск тепла уже начали, у нас всё хорошо идёт, но проблемы, которые волнуют, – одна, общая для муниципалитетов, и одну просили озвучить предприятия коммунального хозяйства. Для муниципалитетов общая проблема – 94-й ФЗ. И конкретное предложение – ужесточить ответственность за неисполнение принятых на себя обязательств. Потому что, если подрядчик выиграл электронные торги, а потом говорит: «У меня ничего не получилось», а у нас из-за этого котельная не подготовлена к зиме и люди страдают. То есть все, кто идёт на электронные торги, должны отвечать за невыполнение своих обязательств. Это очень волнует муниципалитеты.

    И, второе, вопрос, который непублично так высказывается, но для предприятий очень важен, – это списание долгов населения, которым уже три-пять лет. Нет даже механизма на сегодняшний день, как их с баланса у себя убрать. Они могут только за счёт собственной прибыли, остающейся в распоряжении предприятий, это сделать. Даже если муниципалитет принимает решение, как помочь предприятию, он не может за граждан оплатить эту услугу, хотя есть и решения судов, что невозможно…

    Д.МЕДВЕДЕВ: И этот хвост волочится и волочится.

    А.БАРАНОВ: Да, и его невозможно никак обнулить. У нас по району 300 миллионов пять лет уже должно население, есть решения судебных исполнителей, что их невозможно взыскать.

    Д.МЕДВЕДЕВ: Да, эта тема есть, я тоже слышал о ней. Надо продумать, каким образом этот гордиев узел разрубить. Потому что в некоторых случаях бессмысленно тащить это за собой, всё равно ничего никогда не заплатят. Конечно, нельзя плодить иждивенчество, но по таким долгам должен быть какой-то механизм принятия решений.

    Что касается ответственности победителя в электронных торгах, да и вообще в торгах. Строго говоря, насколько я понимаю, можно всё делать на основе договора, это же не прямо на законе основано, не на 94-м законе основано, а это, в конечном счёте, ещё и условия договора, который заключается с победителем, там может быть какая угодно драконовская ответственность. Другое дело, скажем прямо, что если нечем отвечать, то нарисуй хоть миллионы, хоть триллионы, ничем не ответят, если это пустышка, за которой ничего нет. Но это уже проблема другого порядка.

    Тем не менее, конечно, тема существует. Я не знаю, можно ли требовать внесения каких-то предварительных залогов или ещё чего-то. Во всяком случае какая-то база для ответственности, особенно по крупным, достаточно крупным объектам (они, понятно, для муниципалитетов могут быть не фантастические), должна быть. Если это чистой воды надувательство: заключается договор, а потом нечем ответить, – конечно, от этого хуже всем, и прежде всего людям.

    С.КОШМАН: Пока только в реестр недобросовестных поставщиков они включаются, и всё. Но для многих, как Вы справедливо сказали, Дмитрий Анатольевич, это всё равно, потому что это дутые организации.

    Д.КОЗАК: Авансы не платить. На самом деле чем эти однодневки привлекают: 30 процентов аванса – и он исчез. Так не платите аванс, платите 5 процентов аванса, ответственность – в двойную цену контракта. Это же вы формулируете.

    Д.МЕДВЕДЕВ: Знаете, иногда проще сказать, чем сделать. Они говорят: мы без 30 процентов неспособны начать, потому что у нас своих денег нет – значит, дайте нам 30 процентов. Потом, конечно, они могут исчезнуть, потому что это «липа».

    Коллеги, здесь мы не найдём единого рецепта, потому что жуликов у нас хватает, вы знаете это. Ни один реестр не покроет их полностью, тем более что можно всегда эту однодневку организовать, получить 20–30 процентов и закрыть всё. Ловить их надо, искать, наказывать, но это уже вопрос, конечно, к правоохранительным органам. Что же касается самой ответственности, если есть какие-то идеи, как её сделать более жёсткой, возражать не будем, но в принципе эта ответственность основана на договоре. Вы можете выставить какие угодно условия, самые жёсткие, самые драконовские, но не факт, правда, что они согласятся на них, потому что это всё-таки договор.

    С.КОШМАН: Антимонопольная служба.

    Д.МЕДВЕДЕВ: Да, можем поговорить и с антимонопольным комитетом, потому что антимонопольный комитет должен следить, конечно, за соблюдением соответствующего законодательства, но он не должен ослаблять позиции бюджетов. Если в результате этого возникают жульнические схемы, то это ни к чему.

    С.КОШМАН: Антимонопольная служба ориентируется только на цену; даже наши технические условия, которые мы выставляем, рассматриваются вторичными: главное – цена. Вот пошла на понижения эта «однодневка» – и всё.

    Д.МЕДВЕДЕВ: Вы что предлагаете, ликвидировать антимонопольный орган? Так тоже можно поступить, но тогда будут другие проблемы.

    А.БАРАНОВ: Есть предложение, чтобы выигрывал не только тот, кто сделает за меньшую цену, а тот, кто при одинаковой цене сделает качественно.

    Д.МЕДВЕДЕВ: Это уже отдельная тема. Мы это всё тоже многократно проходили. В общем, это всегда выглядит очень привлекательно, но с другой стороны – как только появляется ещё один критерий, мы понимаем, что происходит дальше: возникает отсечение нормальных подрядчиков, и появляются свои, приближённые, которые тем или иным критериям удовлетворяют, это тоже палка о двух концах.

    Есть какие-то ещё предложения, особенно в контексте начала отопительного сезона, я имею в виду и размер платы за коммунальные услуги, недопущение её роста? У нас Правительство, я так понимаю, подготовило поручение. Как общее ощущение, готовы муниципалитеты к тому, чтобы заниматься этим?

    Д.КОЗАК: В прошлом году было не только прогнозное регулирование тарифов на услуги ЖКХ, но и административное – предельный рост индекса тарифа на очередной год. Я коллег хочу просто предупредить, что этот год будет немножко ещё и жёстче с точки зрения этого регулирования, чем прошлый. Если вы помните, предельный рост совокупного платежа устанавливался в прошлом году в размере 15 процентов при прогнозном 13–14.

    Д.МЕДВЕДЕВ: В этом 12.

    Д.КОЗАК: В этом году предельный рост 12 процентов, и то только с 1 июля, только с 1 июля, поэтому нам необходимо сегодня упор делать не на увеличение тарифов, а на повышение эффективности. Вот здесь и Борис Всеволодович говорил по поводу того, что тарифа не хватает. Мы в течение последних, по существу, 20 лет на самом деле ежегодно повышали тариф, было и до 25 процентов. В прошлом году по отдельным муниципальным образованиям были примеры 200 процентов, а где-то в Сибири было на 600 процентов, всё это отменяли. Но были все возможности за последние годы повысить тарифы до экономически обоснованных. Те, кто ничего не делал, понятно, сегодня находятся в трудном положении. Сегодня я считаю, что у нас есть возможность устанавливать эти ограничения, и я хотел бы сказать (у меня тоже статистика, в том числе по Московской области) по поводу инвестиционной составляющей в тарифах.

    Например, город Орехово-Зуево – 19 миллионов рублей по отоплению. Освоение – 10 процентов, 1 900 тысяч – это по итогам 2009 года. Огромное количество [примеров], даже по Московской области (Борис Всеволодович, я Вам передам документ), где взимаются платежи с граждан, в итоге они на инвестиционные цели не идут.

    Д.МЕДВЕДЕВ: Почему? Объяснения какие даются?

    Д.КОЗАК: Объяснение: деньги используются на какие-то разные цели. Мы уже два года, к сожалению, вынуждены в этой сфере, поскольку она очень криминализована, использовать и карательную машину государства для того, чтобы понять, куда [уходят] эти деньги. Огромное множество сомнительных сделок.

    Только за последние полгода по поручению Правительства даже в Московской области выявлено 1900 сомнительных сделок. Передано 570 материалов в правоохранительные органы. Деньги крутятся очень часто в семейном кругу, так сказать, – среди родственных компаний, руководитель соответствующих жилищно-коммунальных компаний и аффилированные с ним члены семьи. Это показывают просто банковские проводки.

    Д.МЕДВЕДЕВ: Это нужно в правоохранительные органы отдавать, пусть они раскручивают.

    Д.КОЗАК: Сейчас такая работа поставлена, она уже два года идёт – конкретно адресный список всех, кто имеет большую кредиторскую задолженность. Часто кредиторская задолженность значительно ниже, чем дебиторская. А куда деньги уходят: вот составлен список, 68 страниц построчно.

    Д.МЕДВЕДЕВ: Это по всем субъектам?

    Д.КОЗАК: По всей стране. Переданы в правоохранительные органы, и эта работа целенаправленно ведётся.

    Д.МЕДВЕДЕВ: Правильно. Вы передайте в правоохранительные органы, я ещё скажу прокуратуре, чтобы она этим позанималась.

    Я был в нескольких территориях сейчас, очень что-то сильно губернаторы опять стали жаловаться на управляющие компании. Я даже удивился, потому что многие ресурсы находятся в их руках, но они просто говорят: ну, вот посмотрите, какое безобразие, деньги туда-обратно швыряют, никакие расходы не покрываются, потом ничего не найти. Может быть, ещё раз провести мониторинг или проверку по линии прокуратуры?

    Б.ГРОМОВ: Дмитрий Анатольевич, можно одно предложение?

    Д.МЕДВЕДЕВ: Пожалуйста.

    Б.ГРОМОВ: Вот по этим управляющим компаниям мы разбирались тоже. Да, действительно, долги есть, долги растут при том, что, скажем, по Московской области уровень собираемый – 96–98 процентов в среднем. Значит, люди платят, и в то же время долги растут у управляющих компаний.

    И мною принято решение создать единый расчётный центр, областной, через который бы все управляющие компании…

    Д.МЕДВЕДЕВ: Все они обязаны туда деньги заводить?

    Б.ГРОМОВ: Да, с публикацией в СМИ, по телевидению, везде, то есть в открытую абсолютно.

    Д.МЕДВЕДЕВ: Ну, может быть, неплохая идея.

    Б.ГРОМОВ: Да, но тут одна есть закавыка, связанная с тем, что многие управляющие компании говорят: «Да, ребята, вы решаете одно, а мы в этом смысле вам не подчинены». То есть надо или решение Правительства, постановление, или в закон…

    Д.МЕДВЕДЕВ: Я думаю, Борис Всеволодович прав. Это ситуация модельная по всем субъектам, я с удивлением обнаружил, вот только что был в Ульяновске, в Челябинске, сейчас вот Московская область уже говорит. Есть, конечно, и очень хорошие компании, молодцы, и спасибо им за это, но деньги собирают, и чёрт знает где они растворяются просто. Каждый раз прокуроров там с собаками отправлять, ну это неэффективно и в общем…

    Б.ГРОМОВ: Рук не хватит.

    Д.МЕДВЕДЕВ: Рук не хватит, совершенно верно, и собак не хватит. Поэтому, может быть, действительно какой-то создать единый центр для того, чтобы было видно, что эти деньги поступают. Подумайте, может, это неплохая идея. Если здесь не хватает полномочий субъекта Федерации, может быть, есть необходимость постановление Правительства подготовить.

    Д.КОЗАК: На эту тему я тоже буквально два слова скажу.

    Первое. Это касается прежде всего руководителей муниципалитетов. Летом этого года вступили в силу поправки в Жилищный кодекс, которые наделяют прежде всего руководителей муниципалитетов существенными полномочиями по контролю за деятельностью управляющих компаний, вплоть до выгона их из конкретного дома. Поступила жалоба, есть процедурная…

    Д.МЕДВЕДЕВ: Вопрос всегда конкретен. Вот могут по закону они потребовать перевода или проведения этих операций через этот центр?

    Д.КОЗАК: Что касается способа платежей, да, на сегодняшний день такого требования нет, законодательство не устанавливает. Но есть другой механизм, если помните, – стандарты раскрытия информации, мы их установили, и с декабря в каждом субъекте должен быть единый портал, на котором полная информация, унифицированная, которую можно сравнить, о всех платежах, о всех издержках и доходах каждой управляющей компании, и будет единый федеральный портал.

    Д.МЕДВЕДЕВ: Знаете, портал порталом, я люблю, конечно, все эти «примочки», и всё это хорошо, но это проблему-то не решит. Единые стандарты раскрытия – ну, раскрылись, и делают всё в разных местах, деньги теряются по пути. Может быть, – это, конечно, мера не очень рыночная, у меня тоже есть колебания – действительно, есть смысл железной рукой загнать их в какой-то центр для того, чтобы хотя бы, например, у области, у города была возможность контролировать это?

    Д.КОЗАК: Давайте посмотрим такие технологии. Пока не было предложений о технологиях.

    Д.МЕДВЕДЕВ: Вот Анна Николаевна говорит, что у них так работает.

    Д.КОЗАК: Да, в рамках муниципалитетов делают.

    А.ЩЕРБА: Мы каждый день видим, сколько денег за тепло поступило…

    Д.МЕДВЕДЕВ: Они к вам сами пришли, или вы сказали?

    А.ЩЕРБА: У нас не пришли никакие чужие компании. У нас как были бывшие МУПы, их же население и избрало управляющими компаниями, по совести избрало, собрания проходили. Люди не пришли с улицы воровать (извините, я называю вещи своими именами), они уже работали. Но мы видим и контролируем, сколько, как они тратят, и они это понимают.

    Д.МЕДВЕДЕВ: Это просто у вас так получилось. Это хорошо на самом деле, для людей хорошо, и хорошо, что люди оказались с совестью. Но так далеко не везде, и далеко не везде эти управляющие компании были созданы на основе муниципальных унитарных предприятий.

    Дмитрий Николаевич, проанализируйте в Правительстве и представьте предложения.

    Д.КОЗАК: Хорошо.

    Д.МЕДВЕДЕВ: Может быть, действительно создать какую-то норму, по которой в случае необходимости власти могут потребовать консолидации такой информации у себя где-то, в каком-то из центров, и принятия каких-то мер, если видно, что управляющая компания жульничает или просто не справляется с работой, которая ей поручена.

    Ладно. Коллеги, работа только начинается. Я ещё посмотрю, как у нас обстоят дела по стране. Московская область, Звенигород, естественно, был выбран просто как модель для начала деятельности в этом году по отопительному сезону и в целом подготовке к новому сезону работы коммунальных служб. Все вы задачи знаете. Люди уделяют этому вопросу самое пристальное внимание. У нас впереди масса самых разных сложных событий. Хорошо, что и партии подключаются, и то, что было сказано, – «Единая Россия» участвует в этом. Это на самом деле реальные практические дела, и за это можно только похвалить тех, кто этим занимается. Но государственный контроль, конечно, остаётся за вами, за руководителями регионов и за руководителями муниципальных образований.

    Поэтому поручения по итогам сегодняшней работы я дам, а собственно контроль за деятельностью жилищно-коммунального комплекса продолжу и в ближайшее время посещу ещё целый ряд регионов для того, чтобы пообщаться и с жителями, и с руководителями муниципалитетов на эту тему.

    Всем спасибо.

    Пресс-служба Президента РФ



    Материалы по теме: ,

      Главная страница

  • Реклама
 
  • Реклама
  • Счетчики

  • Рейтинг@Mail.ru
  • Новости